Привет, незнакомец!

Похоже, вы здесь новенький. Чтобы принять участие, нажмите одну из кнопок ниже!

В социальных сетях

Разделы

«Баухауз» и фотография

отредактировано Июль 2017 Раздел: Всё остальное
Высшая школа архитектуры и дизайна Bauhaus сыграла значительную роль в становлении мировой фотографии, хотя фотография и не была ее приоритетным направлением.

В истории искусств можно вспомнить множество ярких и неординарных явлений. Одно из них — Баухауз. В переводе немецкое слово Bauhaus означает «Дом строительства». Так называлась Высшая школа архитектуры, строительства, дизайна и прикладного искусства (Hochschule fur Bau und Gestaltung, 1919–1933) в Германии. Однако Bauhaus — это нечто больше, чем просто Staatliches Bauhaus — государственный вуз. Баухауз — очень крупное событие в культурной жизни Европы, значительная веха в истории фотографии, целое направление в архитектуре. Это один из крупнейших центров авангардного искусства в 1920-е гг. За четырнадцать лет здесь было сделано множество художественных открытий, в том числе и фотографических. Поэтому знаменитый Bauhaus смело можно называть «мастерской по изучению языка изображения».

Фотография не была приоритетным направлением Школы, специальное фотографическое отделение здесь открылось лишь в 1929 г. Ведущим его преподавателем был назначен профессиональный фотограф Вальтер Петерханс / Walter Peterhans. Однако уже с 1926 г. в Баухаузе существовала фотографическая мастерская под руководством Ласло Мохой-Надя / L2szl1 Moholy-Nagy — живописца, не имевшего профессионального фотографического и даже художественного образования, но в определенный момент своей жизни отказавшегося от живописи и выбравшего своим инструментом «свет вместо краски». Именно эти два человека — каждый по-своему — способствовали развитию светописи в знаменитом «Доме строительства».

Пoзднее, по сравнению с другими дисциплинами, появление фотографии в Баухаузе объясняется и проблемами технического толка. Ведь история фотографии — это в том числе и история фотографической техники. В начале 20-х гг. камеры были громоздкими и очень дорогими: мало кто из профессоров мог приобрести фотографический аппарат в личное пользование — что тут говорить о студентах.

Но в 1925 г. в Германии начинает выпускаться дальномерная камера Leica — это была настоящая революция. Легкая и компактная «Лейка» радикально расширила возможности съемки, фотографы получили универсальный (на тот момент) инструмент.

В те времена велось множество споров о том, должна ли фотография походить на живопись или нет, является она искусством или нет. Фотография только открывала свой язык, и фотографы постоянно экспериментировали. Прирожденным экспериментатором был и Ласло Мохой-Надь. Он не имел профессионального фотографического образования и потому не находился под воздействием каких-либо догм и правил, позволяя себе порой очень смелые и немыслимые профессионалу «выходки».

Одни из самых знаменитых экспериментов Ласло — фотограммы, или, как их еще называют, «бескамерные фотографии». Процесс их создания начинается и заканчивается в темной комнате. Для этого нужна лишь фотобумага, лампа, растворы и множество каких-то странных объектов — тарелки и чашки, скрепки, расчески, человеческая рука. По-разному размещая их на плоскости фотобумаги и затем освещая, играя их тенями и комбинациями разных предметов, Ласло создает свои фотограммы. Он изучает равновесие напряжений, взаимоотношения элементов, их фактур, таинственное «аперспективное» пространство — он экспериментирует. Своим работам Мохой-Надь не дает названий, а лишь порядковые номера — «Фотограмма №19», «Фотограмма №41». Возможно, подчеркивая тем самым экспериментальный характер своей деятельности.

В фотографии, этом «чистом творении света», Ласло видит творческое средство для «нового вxдения», новые возможности для понимания и интерпретации мира, до неузнаваемости измененного техникой. Фотография — это средство для создания новой реальности, а не только для репродуцирования существующей. Ласло искренне убежден, что «в будущем неграмотными скорее будут считаться люди, которые ничего не знают о фотографии, нежели те, что невежественны в искусстве письма».

Термин «новое видение» вскоре станет названием целого течения в искусстве, с которым будет связываться открытие многих изобразительных приемов: сверхкрупных планов, превращающих конкретные природные формы в абстрактные фигуры-символы; открытие непривычных человеку того времени точек съемки снизу вверх и сверху вниз, резких ракурсов и форсированной перспективы. Именно к этому течению будут отнесены работы знаменитого советского фотографа Александра Родченко.

Основной курс, который преподавал Мохой-Надь в Баухаузе после ухода Иоханнеса Иттена / Johannes Itten, знаменитого педагога и теоретика дизайна, назывался «Пропедевтика» — его посещали студенты всех специальностей в течение первых шести месяцев обучения. Ученики вместе с педагогом в мастерских исследовали формальные элементы (форму, цвет, тон, контраст, объем) и материалы. И фотография была лишь одним из средств познать их, исследовать возможности их взаимообъединений и взаимозвучаний.

По-другому мыслил себе фотографию Вальтер Петерханс. Прежде всего его интересовали резкость изображения, максимально точный и максимально детализированный показ предмета. Он тоже изучал крупные планы, возможности фрагментарного отображения объекта, но точки съемки выбирал «объективные», привычные глазу. Вещи сами по себе могут быть интересны, могут многое рассказать — своей формой, своим материалом. Такой подход к съемке позже привел к формированию течения т.н. «прямой фотографии».

Под руководством Вальтера Петерханса студенты подолгу работали в студии — снимали натюрморты. Он учил думать о фотографии, предвидеть ее до того момента, как создать. Что значит предвидеть? …Представить себе свет, продумать композицию, выбрать точку съемки, которая лучше раскроет тот или иной объект. Срежиссировать, одним словом.

Но в Баухаузе снимали не только натюрморты. Конечно, понятия «документальная» или «репортажная» фотография в профессиональной среде тогда еще не существовало. Однако баухаузцы с упоением документировали жизнь Школы — себя и своих соучеников, педагогов, свое новое здание, построенное в городе Дессау по проекту первого директора Вальтера Гропиуса / Walter Gropius к 1925 г.

Особенно знаменитыми были работы Люкса Файнингера / T. Lux Feininger (Люкс — псевдоним, в переводе означает «свет», настоящее имя Теодор). Его выразительные групповые портреты и живые зарисовки с вечеринок и торжеств публиковались в периодическом журнале «Баухауз». О Люксе шутя говорили, что у него договор с солнцем, луной и даже темнотой. С 1928 г. в журнале регулярно публикуются обзоры книг о фотографии.

В июне 1928 г. параллельно с работами немецкого художника и балетмейстера Оскара Шлеммера / Oskar Schlemmer проводится выставка фотографий баухаузцев. В 1929 г. многие из учеников принимают участие в международной выставке «Кино и фотография» Германского союза художественных ремесел и промышленности в Штутгарте. В тот же год проводилась персональная выставка фотографий растений Карла Блоссфельдта / Karl Blossfeldt под названием «Архетипические формы искусства».

Из-за сомнительной «правильности» слишком революционных для искусства идей отношения Баухауза с официальными властями были всегда очень сложными, государство отказывалось финансировать деятельность Школы. Поэтому ей приходилось выживать самостоятельно — продавали придуманные и сделанные в своих же мастерских предметы мебели (столы, стулья), домашнюю утварь, посуду. Фотография очень пригодилась в этом деле — она помогала рекламировать товар.

Одним из самых известных фотографов позже станет Отто Умбо / Otto Umbo. Он уже в конце 20-х гг. публиковал свои снимки в известных газетах того времени (например, Berliner Zeitung), стоял у истоков европейского журнализма, работал на одно из первых фотоагентств, которое было создано в 1928 г. в Берлине, — Dephot.

В 1933 г. с приходом к власти фашистов Баухауз будет распущен, и большинство преподавателей и студентов вынужденно эмигрируют в США. Примерно в те же годы зарождается журнал Life, и стиль его создадут в первую очередь те люди, которые когда-то работали в Берлине. В Америке известными станут также дети художника Лионеля Файнингера / Lyonel Feininger — тот самый Люкс и его брат Андреас.

Многие из фотографических работ баухаузцев сохранились. Какие-то поселились в музеях, другие одиноко живут в архивах. В 2006 г. Институт связей с зарубежными странами (Institut fur Auslandsbeziehungen, IFA) совместно с Немецким институтом им. Гете при поддержке Государственного центра фотографии (С.-Петербург) организовали передвижную выставку «Баухауз: Фотографии». Она уже побывала в Минске, в нескольких российских городах — Перми, Самаре, Екатеринбурге, Казани, С.-Петербурге. В конце 2006 — начале 2007 гг. выставка будет экспонироваться в Музее национальных искусств в Киеве.

Работы 40 фотографов, известных и не очень, максимально широко охватывают все направления фотографической деятельности Баухауза, позволяют нам заглянуть в прошлое и увидеть результаты экспериментов над фотографическим языком, языком изображения.

Выставка подразделяется на несколько разделов: «От фотограммы до Петерханса», «Портреты», «Предметы, мир», «Множественная экспозиция, монтаж, коллаж, фотопластика», «Фотография в полиграфии». Каждый из разделов — своеобразная мини-экспозиция, объединяющая работы одного жанра или одной техники.

Вглядываешься в снимки и понимаешь, что многие сегодняшние открытия — и не открытия вовсе, а лишь повторение уже сделанного в 20-е гг. прошлого века. «Сигаретный ряд» Каттины Бот / Kattina Both, «Камни» Херберта Шурманна / Herbert Schurmann, «Рюмки. Меандровый узор» Гертруды Арндт / Gertrud Arndt — опыты по изучению формы и фактур разных предметов и ритма, который рождается, когда этих предметов становится много, когда они выстраиваются в ряд или хаотично смешиваются. Серии стеклянных рюмок, морские ракушки или перила, отбрасывающие тень, — у каждого предмета свой силуэт, своя плавность линии, свой орнамент. «Пловец» Хиннерка Шепера / Hinnerk Scheper — опыт по разглядыванию водяной толщи и искажений, которые приобретает человеческое тело, погрузившись в нее. «Театр Шлеммера» Люкса Файнингера — эксперимент по изучению пластики театральных движений. Люсия Мохой / Lucia Moholy снимала здание Баухауза в Дессау. Она и еще несколько фотографов исследуют диагонали, иногда выстраивая только на этой линии весь кадр.

Стеклянный шарик и искаженное в нем окружающее пространство — другой объект, позволяющий экспериментировать почти бесконечно. «Серия ртов», «Серия носов» — человеческое лицо раскладывается на составляющие и досконально изучается. Кто-то скажет, что эти снимки слишком сухие и жесткие, что они предоставляют какой-то «машинный», а не человеческий взгляд на мир. Но именно этому и учил Баухауз — разобрать мир на части, изучить их свойства и затем собрать в новых комбинациях. В этом многократном повторении человеческого глаза или человеческих рук прежде всего нужно увидеть стремление художника-исследователя «ощупать форму», нежели какую-то сухость и жесткость взгляда на мир.

Тем более не стоит забывать, что фотография не была самоцелью для баухаузцев. Все изобразительные искусства должны быть подчинены архитектуре, «конечная цель всякой художественной деятельности — здание» — так гласил манифест Вальтера Гропиуса.

Интересны портреты и автопортреты, созданные баухаузцами. Наверное, одним из первых Эдмунд Коллейн / Edmund Collein применил технику двойного экспонирования, совместив свой силуэт крупным планом в профиль и ярко освещенное изображение в полный рост. Собрана также целая серия коллажей, фотомонтажей: «Матушка Европа заботится о своих колониях» и «Как остаться молодым и красивым» Ласло Мохой-Надя и другие.

Андреас Рост / Andreas Rost, фотограф, искусствовед, представитель Института связей с зарубежными странами: «Хотя мне, немцу, хочется сказать, что фотография Баухауза какая-то особенная, что она обладала каким-то своим стилем, так я сказать не могу. Баухаузцы что-то восприняли от мировых тенденций, что-то дали миру сами. Известно, что российские экспериментаторы в области кино и фотографии — Сергей Эйзенштейн, Александр Родченко и Дзига Вертов — оказывали тогда очень сильное влияние в искусстве. Именно от них пришла идея снимать лица крупными планами».

В 1982 г. исследователь фотографии Баухауза Вульф Херцогенрат / Wulf Herzogenrath провел опрос среди бывших учеников Школы, пытаясь отыскать ответ на вопрос, что же значила тогда для них фотография. Для тех, кто видел выставку или листал каталог, ответы вряд ли окажутся шокирующими: «Это было документирование и забава» (Гертруда Арндт), «Это не было высоко почитаемым тогда» (Альфред Эрхардт / Alfred Ehrhardt), «Для рекламы, композиций и портретов» (Ирене Байер / Irene Bayer), «Фотография была для нас переводом действительности в разборчивое изображение» (Херберт Байер / Herbert Bayer). Итак, забава, документ, средство перевода действительности в изображение. И, хочется еще добавить, средство для изучения формального языка изображения. Многие открытия, сделанные баухаузцами, сегодня сложно рассматривать как «авангардные»: они разлетелись по всему миру и широко используются, став уже настоящей классикой.

Текст: Мария РОМАКИНА
Материал опубликован в 12 номере журнала Foto&Video за 2006 год.


image

Альбом
Ласло Мохой-Надь

Комментарии

Войдите или Зарегистрируйтесь чтобы комментировать.
realfaq.NET - зеркало форума, где он будет доступен в случае причуд регулирования интернета в РФ Копирование материалов разрешается только с указанием прямой активной ссылки на источник!