Привет, незнакомец!

Похоже, вы здесь новенький. Чтобы принять участие, нажмите одну из кнопок ниже!

В социальных сетях

Разделы

Архетип "Простодушный" ("Невинный", "Ребенок")

отредактировано Ноябрь 2016 Раздел: 12 архетипов
Глава 4 Простодушный

Девиз: «Свободны быть самим собой»

В каждой культуре существуют мифы о золотом веке, когда жизнь была совершенной, и утопические представления о том, что она вновь могла бы стать пре­красной. Такие символы, как Вифлеемская звезда, возвещающая о рождении мла­денца Христа, Священный Грааль, явившийся рыцарям Круглого стола, или увитый виноградом дом с белым заборчиком, подразумевают, что счастье можно найти через триумф некой простой чистоты или добродетели. Простодушный внутри каждого из нас хочет жить на совершенной земле, где мы «можем быть собой».

Простодушный живет надеждой на то, что жизнь не обязательно будет труд­ ной. Вы вольны быть собой и прямо здесь и сейчас исповедовать свои лучшие ценности, просто следуя некоторым несложным принципам. Такие бестселлеры, как «Chicken Soup for the Soul» («Куриный бульон для души», все книги этой серии) и «All I Really Need to Know I Learned in Kindergarten» («Все, что знаю, я узнал в детском саду»), обращены к тем, кто верит в предельную простоту. В нашу беспокойную, полную стрессов эпоху Простодушный потому и чрезвычайно при­влекателен своим обещанием, что позволяет сойти с дистанции, расслабиться и по-настоящему насладиться жизнью.

Бренды, использующие образ Простодушного, — это кинозвезды Дорис Дэй, Мэг Райан и Том Хэнке, кинофильмы «Суета вокруг младенца»* и «Герой местно­го значения»**, бренды «PBS», «Keds», «Disney», «Breyers», «Ronald McDonald», «Baskin-Robbins»,«Pillsbury», «Ivory», а также хлопок («ткань нашей жизни») и большинство продуктов растительного происхождения. Такие бренды обещают опыт возвращения к невинности: то, что жизнь может быть простой, не осложнен­ ной и хорошей.

Фильм «Турист поневоле»* играет на этой надежде Простодушного, утверждая, что можно путешествовать, не испытывая ни малейших неудобств. А в «Форресте Гампе» имплицитно присутствует мысль, что, испытав на себе все ужасы и трудности 60-80-хгодов XX века, человек может остаться чистым и невредимым, если сохранит простую безмятежность и любовь истинного Простодушного. Вряд ли кому-то хотелось бы иметь такой IQ, как у Форреста, но невероятный успех фильма говорит о том, что мы восхищаемся чистотой его души и лишенной пафо­са силой духа, позволившей выдержать все испытания.

Многие бренды подспудно обращались к образу Простодушного, обещая пред­ сказуемое спасение от несовершенства мира. Реклама, показывающая людей, му­чающихся из-за перхоти, рубашку с неистребимым грязным ободком на ворот­ничке или человека, опасающегося, что почта не доставит к сроку посланную им заявку, адресована тем, кто жаждет спасения от этих неудобств. «Это несправед­ливый и опасный мир. Вас могут отвергнуть, покинуть, уволить или изгнать, если что-то сделаете не так. Но для тех, кто купит наш продукт, Рай возродится: кожа головы станет чистой, волосы блестящими, одежда будет выглядеть безупречно, ваша заявка будет принята, а жизнь снова покажется прекрасной». Однако современные потребители хуже реагируют на столь вульгарные обещания простых от­ветов. Тем не менее, в более тонком исполнении архетип Простодушного все еще остается очень привлекательным. Фактически, когда жизнь усложняется, его привлекательность только растет.

Тему Простодушного затрагивают многие фильмы студии Disney (а также пар­ки развлечений Disneyland и Disneyworld), большинство фильмов студии Warner Brothers, песни «Someone to Watch Over Me», «Summertime», «The Age of Aquarius»(«We've got to get ourselves back to the garden») и «Don't Worry, Be Happy».

Люди, которым архетип Простодушного созвучен, стремятся иметь идеаль­ ную работу, идеального супруга, идеальный дом, идеальных детей и идеальную жизнь. Главное обещание Простодушного заключается в том, что жизнь может быть Раем. Подумайте о Рождестве и всем приятном, что с ним связано, об ожида­ нии чуда и надежде, что жизнь может быть прекрасной, особенно если просто ве­ рить в это и выбрать правильный путь. Второе его обещание состоит в том, что для изгнанных из Рая возможно искупление и возвращение: неприятные или се­ рьезные события могут, в конце концов, привести к счастливому финалу, а поло­ са неудач окончится обновлением.

Из всех архетипов у Простодушного наибольшее число уровней, так как люди испытывают эти чувства и в начале, и в конце путешествия (см. рамку «Уровни Простодушного»). Первоначально для Простодушного характерна детская наив­ность и непосредственная, даже подсознательная, зависимость. Детям и следует принимать как должное, что их родители и другие родственники будут заботить­ся о них. Однако многие люди не расстаются с этой уверенностью и во взрослой жизни, когда она вовсе не обосно­вана. Например, сегодня наемные работники нередко сохраняют анахронистические ожидания, что их работодатели будут заботиться о них — причем независимо от того, эффективно ли они работают. Ког­да же руководство не проявляет ожидаемой заботы, подобные упо­вания могут окончиться глубоким разочарованием и чувством кру­шения иллюзий.


На самом высшем уровне Про­стодушный — это мистик. Знаменитый пример — Томас Мертон, монах-трап­пист*, почти всю жизнь проживший в монастыре, вдали от мира, произведения которого оказали сильное влияние на его современников. Люди, выбравшие путь мистического уединения, доказали, что невинность манит и очень юных, и очень старых. В любом случае, дар Простодушного — это доверие к жизни и вера в ду­ховную силу, более могущественную, нежели мы сами, что поддерживает нас и защищает даже после смерти.

Уровни Простодушного

Вызов**: желание чистоты, совершенства и простоты.

Первый уровень: детская простота, наивность, зависимость, послушность, доверчивость, идиллические настроения.

Второй уровень: обновление, положительный настрой, новые открытия старого, переосмысление, искупление, вступление на Землю обетованную.

Третий уровень: почти мистическое чувство согласия и единения, благодаря чему Простодушие есть результат ценностей и внутренней целостности, а не внешнего опыта; бытие, а не делание.

Тень: отречение, сдерживание (чувств).

**Архетип младенца, описанный К. Юнгом, олицетворяющий начало пробуждения ин­дивидуального сознания из стихии коллективно-бессознательного.—Примеч. науч. ред.

**Первичное побуждение, запускающее архетипическое поведение.

ОБЕЩАНИЕ РАЯ

Идея земного рая сохраняет огромное влияние на воображение современного мира, столь сильное, что Эрнест Хемингуэй сказал однажды, что вся американ­ская литература была поиском рая — «самого прекрасного места». Во многих ми­фах идеальное место воплощает пасторальный пейзаж: сад, священный лес, паст­бище. Жизнь в таких местах всегда легче: там не существует смерти, боли и страдания, и чтобы выжить, не надо тяжело работать.

В раю у человека нет никаких желаний. Жители Бали, к примеру, считают свой остров воплощением рая на Земле. Убежденные, что у них есть все необхо­димое, они живут счастливо и просто, особенно не обременяя себя собственнос­тью. В то же время они не соперничают друг с другом, сотрудничая даже в созда­нии произведений искусства. Духовность воодушевляет их повседневность, так что даже самая простая жизнь наполнена смыслом. Безусловно, красота окружа­ющей природы также вносит идиллию. Но правда и в том, что вера жителей Бали в свой земной рай — это самореализующееся пророчество.

Даже в более материалистическом и конкурентном обществе архетип Просто­ душного ассоциируется с простыми удовольствиями, основными ценностями и цельностью, что и диктует выбор в пользу натуральных продуктов (например, хлопка), определенных брендов мыла, продуктов для завтрака (особенно овсяной

Томас Мертон (Thomas Merton), 1915-1968— духовный писатель, поэт, эссеист. Трап­писты — католический монашеский орден, основанный в 1663 г. аббатом цистерцианско­го монастыря Ла Траппом. —Примеч. пер.

Простодушного также называют Pollyanna (слишком или слепо оптимистич­ным человеком), puer или puella*, утопистом, традиционалистом, наивным, простодушным, непостижимым, святым, романтиком, мечтателем.

каши и цельнозерновых круп) и других продуктов для домашнего использова­ния. Реклама кофе «Folgers», например, стремится олицетворять тот Эдем, к ко­торому стремится Простодушный, — уютный, радостный дом, аромат кофе, на­дежды нового дня.

Возможности рекламы, обещающей безупречный опыт, поистине бесконечны. Реклама сети гостиниц Doubletree Hotels явно отвечает на это желание, рисуя идиллические картины и используя слова «прекрасное место для отдыха». Ин­тернет-компанияNortel Networks обещает устами Карлоса Сантаны «Дорогу в мир без границ, без флагов, без преград: где сердце — единственный паспорт, который ты носишь». Обещание того, что Интернет откроет метафорический путь в совер­шенный мир.

Некоторые бренды, осознавая ограниченность своих возможностей в созда­нии Эдема, обращаются к тем потребителям, которые считают, что вполне можно сделать прекрасной какую-то часть жизни. Реклама «Rockport Shoes» изобража­ет удобную пару туфель под девизом «Жизнь совершенна. По крайней мере, от лодыжек и ниже». Брокерская инвестиционная компания Morgan Stanley Dean Witter выпустила рекламу, в которой зрелая, с природной красотой женщина, в хлопковой блузке, с мягко ниспадающими волосами — воплощение мечты Про­стодушного, — говорит слова, из ее уст звучащие удивительно: «Как вы измеряете успех? Например, за мной есть кому смотреть. Это я сама». Эта рекламное объяв­ление признает желание Простодушного, чтобы о нем заботились, и подразумевает, что инвестиционная компания как бы присматривает за своими клиентами, одновременно откликаясь на стремление женщин к независимости. Женщина в рекламе не ждет, что рыцарь в белых одеждах придет и спасет ее, — она сама уча­ствует в создании совершенной жизни, взяв ответственность на себя.

В сегодняшнем сложном мире даже самые опытные и искушенные родители ста­раются сохранить в своих детях невинность — всеми способами и как можно доль­ше. У многих эти усилия принимают форму попыток дать детям все, что они хотят, чтобы те никогда и ни в чем не испытывали недостатка. Компания Babystyle весело шутит на тему простодушия, обращаясь именно к таким родителям. Под изображе­нием совершенно очаровательного малыша надпись: «Он заставит вас смеяться. Он заставит вас плакать. Он заставит вас купить ему кучу всякой ерунды».

В рекламе, эксплуатирующей архетип Простодушного, часто присутствует нечто беззастенчиво детское. Незадолго до своего банкротства розничный прода­вец в Интернете Value America выпускала рекламу с изображением домашних та­ почек — не просто удобных, а к тому же розовых и с заячьими ушками. Компания четко обещала покупателям комфортный и беспрепятственный шоппинг. («За­ будьте, где припарковали свою машину. И обуйтесь поудобнее, чтобы ничто не отвлекало вас от покупок» — намек на эти самые тапочки.) Подспудно розовые тапочки обещали далеко не просто шоппинг, но и бегство в детство —из-под вла­сти серых костюмов и от материнских забот. В рекламе и каталогах сети универ­магов J. С. Penney также много места отводилось изображению женщин и детей в мягкой одежде пастельных тонов с рюшами. Компания Land's End выпустила рек­ламный ролик, в котором молодая женщина в белом самозабвенно танцует в бе­лой же комнате с распахнутыми створчатыми дверями, ведущими в цветущий сад. Голос за кадром говорил: «Интересно ли просто хотеть одежду? Пожелайте одеж­ду, которая подарит вам чувство полной беззаботности. Такое же, как когда вам было шесть».

Простодушный стремится вернуться К природе и природной жизни. Реклама Clairol Herbal Essence изображает весенние листья и цветы, обещая «исключитель­но органический эксперимент со стилем». Вспомним Торо* в Америке, ратовав­шего за простую, природную жизнь, пли Ганди (Gandhi) в Индии, проповедовав­шего возврат к простоте теми способами, которые освободили бы страну от британского владычества. Можно вспомнить и1960-егоды и девиз хиппи: «На­ зад к природе». В сегодняшнем изобильном, но достаточно активном и быстро развивающемся обществе стремление вернуться к простой жизни имеет несколь­ко мной акцент. Глянцевые журналы вроде Real Simple («Действительно просто») обещают «жизнь без стрессов, обеды из одного блюда, несложный уход за кожей, одежду, которая функциональна, умение дорожить дружбой и безмятежность». Но это обещание звучит в рекламе очень дорогой, навевающей ностальгические воспоминания одежды.

Журнал «Real Simple» (его девиз «Делай меньше, имей больше) создавался с явным расчетом произвести визуальный эффект на Простодушного. Цвета— не­жная пастель. Образы простые, неброские, классические. Страницы смакетирова­ны таким образом, чтобы оставалось достаточно пустого пространства (что создает освежающее впечатление), а текст и изображение не накладываются друг на друга.

Иногда обещание Простодушного мудро используется для продвижения но­вых технологий с тем, чтобы свойства продукта, которые могут вызывать сомне­ния, воспринимались как здоровые и натуральные. Долгие годы рекламный ге­рой Jolly Green Giant (Веселый Зеленый Великан), созданный агентством Leo Burnett, говорит о свежести и пользе замороженных овощей одноименного брен­да. И неважно, что замороженное кажется не слишком совершенным; ассоциация с Зеленым великаном и его изобильной долиной помогает выразить идею, что свежезамороженные овощи на вашем столе как будто только что сняты с грядки. Еще один рекламный персонаж и дитя Leo Burnett, малыш — из — теста «Pillsbury» воплощает всю натуральность и рукотворность «выпечки», даже если выпекае­мый продукт всего-то и надо освободить от упаковки и отправить в духовку. Даже в нескончаемой спешке нашей технологической эпохи акт вынимания из печки чего-то теплого (в конце концов, оно там пеклось!) передает чувство «жизни, ка­ кой она должна быть», какой она была до того, как все мы стали такими безумно занятыми.

Архетип Простодушного эффективно используется даже в так называемой категории «недостатков». Например, на заре роста национальной популярности пива Coors в его рекламе присутствовал еще не испорченный образ Скалистых гор, что отделяло этот бренд от остальных, которые подают пиво к мясу с картошкой, и рисовало в воображении любителей пива Джона Денвера* на фоне бурной горной реки. Впоследствии этот дух стали успешно передавать местные бренды пива. Вместо того чтобы представлять себе огромную фабрику, потребители, думая о производстве этого напитка, рисуют в воображении маленькую пивоварню, пол­ную местного колорита, и верят, что этот особый колорит передается вкусу пива.

Для архетипа Простодушного весьма характерен маркетинг, акцентирован­ный на окружающую среду. Американские электрические компании выпустили рекламу с изображением славной девчушки на залитой солнцем лесной полянке, которую сопровождали следующие слова: «Мы делаем свое дело, чтобы гаранти­ровать, что наши дети унаследуют мир, где лесным дроздам будет о чем петь».

НАЗАД К ОСНОВАМ

Поэт У. X. Оден** писал, что люди делятся на две категории: утописты, вообража­ющие совершенный мир в будущем, и эдемисты, которые верят, что жизнь, пусть не совершенная сейчас, была такой когда-тов прошлом. Реклама на тему Просто­ душного часто эксплуатирует ностальгические настроения. В рекламе водки Belvedere старик, очень моложавый для своих лет, говорит: «Так делал ее мой отец. Так же ее делал его отец. И его отец делал ее так же...» Далее объясняется,что рекламируемая водка — это «отборный традиционный продукт, употребляемый уже 500 лет». Возрождение пива Rlieingold, появившегося в Бруклине еще в 1835 г., питалось энергией ностальгии. Примерно то же самое рекламодатели заявляют и о втором пришествии Volkswagen Beetle. Кстати, первая реклама Rlieingold также обыгрывала оптимизм Простодушного: «Внезапно стакан этого мира вновь ока­зался наполовину полным».

Наивное дитя, Простодушный всегда старается сделать жизнь правильной. Реклама кофе «Maxwell House» в присущей для Простодушного пастельной гам­ме изображает миловидную молодую женщину в белой блузке и с нежно-голубой чашкой кофе. За кадром слова героини: «Я прощу мужу храп. Я не буду договари­вать предложения за других людей. Я куплю себе подсолнухи и анемоны. Я пода­рю родителям путевку в круиз на Аляску. Я прочту все книги, когда-либо напи­санные...» Ну а в конце следует обещание рая: «Сделай каждый день хорошим — до последней капли».

Простодушный не только соединяется с прошлым: он также ассоциируется с возвратом к фундаментальным ценностям и простым удовольствиям. В рекламе низкокалорийного лимонада «Crystal Light» мы видим стоящую на пляже жен­щину, одетую в белое, с мягкой желтой шалью на плечах, восторженно глядящую вдаль. Титры, будто написанные от руки, выглядят как записка от друга: «...ведь маленький размер платья не гарантирует счастья, полдня на автоприцепе круче целого дня монотонного труда, минута смеха — лучшее лекарство. Делай то, что хорошо для тебя. Вот что такое красота от "Crystal Light"». А вот реклама магази­нов Papyrus: женщина — вновь в белом платье и бледно-желтой накидке — читает открытку с цветами лаванды. На открытке написано от руки: «Оазис в информационную эпоху». Далее печатными буквами: «Простое удовольствие от такого действия, как письмо. Оно еще сохраняется, ведь самые памятные сообщения — те, что написаны от руки».

По мере того как ускоряется темп жизни, а сама жизнь все больше и больше определяется технологией, Простодушный сильнее жаждет покоя, естественнос­ти, простоты и особенно того, что выдержит испытание временем. Именно этим Простодушный объясняет привлекательность туров в страну Амиш* и мебели Shaker и lkea (последняя, как говорит реклама, означает «здравый смысл»).

«СОКЕ»: ШЕДЕВР ПРОСТОДУШНОСТИ

Coca-Cola всегда блестяще демонстрировала понимание того, что такое бренд типа Простодушного, хотя формирование характерной индивидуальности брен­да происходило главным образом как побочный аффект решения прочно связать бренд с Америкой.

Персонаж в романе Нэнси Митфорд «The Blessing» («Благословение»), обоб­щая значение «Соке» следующим образом: «Когда я говорю "бутылка Coca-Cola",я имею в виду ее метафорический смысл. Я имею в виду, что это очевидный и видимый знак чего-то внутреннего и духовного, как будто внутри каждой бутыл­ки"Coca-Cola"живет джинн, и как будто этот джинн и есть наша великая амери­канская цивилизация, готовая вылететь из каждой бутылки и накрыть всю землю своими исполинскими крыльями».

В годы Второй мировой войны «Соке» явила неотразимый довод в пользу важности этого холодного, освежающего, безалкогольного напитка для солдат. Дуайт Эйзенхауэр свято верил в мотивационную силу «Соке». После полномасштабного вступления в войну Айк попросил компанию подготовить достаточные производственные мощности для обеспечения армии 3 млн бутылок «Соке».

Послевоенная «Соке» стала частично ассоциироваться с глобальным амери­канизмом, хотя и отличающимся своим идеализмом от ассоциаций с «HarleyDavidson». В начале 1970-хгодах. «Соке» побила все рекорды внутреннего спроса не в последнюю очередь благодаря рекламной песне: «Я бы построил мир как дом и обставил его любовью. Посадил бы яблони и завел пчел и белоснежных голубей». Эта песня была настолько популярной, что продержалась в рекламной кампании целых шесть лет1.

Даже слоган «Coke, it's the real thing» (Это — настоящая вещь) делает акцент на архетипе честности и подлинности. Единственная серьезная ошибка фирмы — вве­дение «New Coke» — и та закончилась увеличением прибыли, когда потребители, демонстрируя завидную клиентскую лояльность, потребовали «Classic Coke»*.

Комментарии

  • отредактировано Ноябрь 2016
    НАДЕЖДА НА ОБНОВЛЕНИЕ

    Соединенные Штаты ассоциируются не только с прочными, здоровыми ценнос­тями; они также неотъемлемо связаны с понятием новых начинаний. Начиная с иммигрантов, следовавших в Новый Свет, и обозов колонистов, двигавшихся на запад, Америка обещала всем, что эти люди смогут начать все сначала и даже за­ ново обрести себя. «Иди на запад, юноша», — призывал во второй половине XIX века журналист Хорас Грили**. А истории Горацио Элджера***, написанные в начале

    1 Bernice Kanner, The 100 Best TV Commercials... and Why They Worked (New York: Times Business, 1999), pp.18-19.

    *На самом деле эта ошибка очень дорого обошлась компании Coca Cola, которая не толь­ ко потеряла сотни миллионов долларов, но и долю рынка, которую в полной мере вос­становить так и не смогла. А потребители и не думали ничего «требовать» у компании, просто кто-то вовремя придумал гениальную в своей простоте идею, отвечающую «суще­ствующим потребностям» потребителя — возвращения истинной «настоящей вещи» — «Coca Cola Classic». —Примеч. науч. ред.

    **В 1841 г. Хорас Грили (Horace Greeley) основал «The New York Tribune», ставшую вско­ ре самой влиятельной национальной газетой. — Примеч. пер.

    ***Горацио Элджер (Horatio Alger) — американский писатель, автор более чем сотни очень популярных в свое время романов и создатель «американской мечты», «американского мифа». Типичный «элджеровский герой» — это self-mademan, человек, собственными уси­ лиями поднявшийся из нищеты и ставший успешным предпринимателем, миллионером, благодаря труду, способностям и возможностям американского общества. —Примеч. пер.

    XX в., дышат прогрессивной энергией и верой в восход экономической системы, которая вознаградила добродетель.

    Мультфильмы Уолта Диснея о Микки Маусе обычно рассказывали о том, что упорство помогает превратить поражение в победу. Сам Дисней испытал немало неудач, прежде чем, в конце концов, добился колоссального успеха. Придумывая своего знаменитого мышонка, он хотел по-новому рассказать традиционную американскую историю о внезапном обогащении и научить ценности оптимизма и настойчивости. Незадолго до смерти Дисней подытожил то, что двигало им при создании его фильмов: «Я ненавижу мрачные картинки... Я знаю, что жизнь не такая, и не желаю, чтобы кто-то внушал мне обратное»1.

    Опрос пожилых американцев показал, что им даже больше, чем населению в целом, нравится смотреть на младенцев и детей в рекламе. По их мнению, невин­ности ребенка свойственна какая-то особая пронзительность; дети лучше всех олицетворяют новое начало, подтверждающее накопленный опыт и знаменую­щее продолжение жизни.

    Юбилейный доклад Procter & Gamble, озаглавленный «К столетию мыла Ivory как излюбленного бренда Америки», начинается с признания того факта, что «Ivory» продолжает «традицию, которой придерживались шесть поколений аме­риканцев. Эта традиция возрождается каждый раз, когда новое поколение берет в руки кусок мыла "Ivory"; она возрождается каждый раз, когда "Ivory" выполняет свое обещание качества, данное впервые сто лет назад». Однако «Ivory» не только неизменно символизирует обновление, но обещает и нечто вроде искупления.

    Как известно, духовное обновление обещает религия. Мирча Элиаде* объяс­няет, что одним из основных ритуалов примитивных культур является ежегод­ный обряд символического воссоздания нового сотворения мира. Христианство говорит об Обновлении Пасхи** и о милости смывания греха. В католической практике покаяние и возмездие обещают прощение грехов. В период между иудейским Новым годом и Днем Искупления иудеи должны не только вспом­нить свои прегрешения перед законом, но и задуматься о том, что поможет им вступить в Новый год чистыми и безгрешными.

    1 Thaddeus Wawro, Radicals & Visionaries: Who Revolutionized the 20th Century (Irvine, CA: Entrepreneur Press, 2000), pp.109-114.

    *Мирча Элиаде (Mircea Eliade), 1907-1986,писатель и философ. —Примеч. пер.

    **Воскресенье, называемое Фомина Неделя, пли Антипасха (Обновление Пасхи), день, когда Господь повторил и обновил свое явление всем одиннадцати ученикам, в числе ко­ торых был и апостол Фома, не хотевший верить воскресению Христа, пока сам не увидит ран Спасителя и не прикоснется к ним. — Примеч. пер.

    Отнюдь неудивительно, что религия учит нас, как ритуалы прощения способ­ны возродить в нас истинную веру, оптимизм и добродетель. Удивляет, что такой продукт, как мыло «Ivory», оказался способен утвердить близкое этому, но сво­бодное от религиозности, значение. Легенда гласит, что Харлей Проктер, одни из основателей компании Procter & Gamble, сидя в церкви, задумался о том, как наи­ лучшим образом представить на рынке новое мыло, которое по случайности по­ лучилось плавающим. Когда священник начал читать 44-й псалом, Проктер по­ чувствовал, что эти прекрасные слова ниспосланы словно специально для него и его затруднительной ситуации: «Все одежды Твои, как смирна и алой и касия; из чертогов слоновой кости увеселяют Тебя». Отсюда и название «Ivory» («Слоно­вая кость»), и идея, что это мыло, «такое чистое, что держится на воде», может ассоциироваться с чистотой, добродетелью и обновлением. Первые обертки Ivory были белого цвета с черной надписью, а затем их сменили на белые с голубым, что должно было передавать образ свежести и чистоты. Слоган, соответственно, зву­чал так: «99,44 процента чистоты».

    Компания Procter & Gamble дальновидно совместила это значение бренда с уже сложившейся собственной практикой. Завод, на котором «Ivory» выпуска­ лось в XIX в., был назван Ivory dale и превращен в образцовое и приятное для ра­боты место. Огромные окна наполняли производственные помещения светом, территорию завода окружали ухоженные лужайки, клумбы и зоны отдыха. В те­чение 100 лет существования бренда реклама неизменно изображала прелестных детей, а также образы детей и мам с красивым, свежим цветом лица, который фир­ма продвигала как «здоровый вид от Ivory». Последовательность этого подхода со временем позволила «Ivory» присвоить значение, трансформировавшее чистоту физическую (практически без изъяна) в некую метафорическую духовную чис­тоту. И неким особым образом эта чистота ассоциировалась с Америкой, с семей­ными ценностями и со всем правильным и хорошим, что есть в этом мире.

    ПРОСТОДУШНЫЙ — ОРГАНИЗАЦИЯ: MCDONALD'S

    К компаниям, базирующимся на архетипе Простодушного, можно отнести мел­кие частные магазины, небольшие семейные фирмы, а также любые организации, которые сознательно и бескорыстно посвятили себя проповедованию простых ценностей. Уповая не на инновации, а на лояльность, они и основной упор делают на предсказуемость, а не на перемены.

    Архетип Простодушного также связан с озабоченностью, которую вызывают действия огромных, безликих конгломератов, поглощающих или разоряющих маленькие фирмы, работающие для небольших сообществ и ценностно-ориенти­рованные. Подобная ситуация описывается, к примеру, в кинофильме «Вам пись­мо»*. Переход к глобальному бизнесу часто видится Простодушным как конец привычного образа жизни. По иронии, Простодушный — потребитель редко усмат­ривает связь между этой тенденцией и собственным желанием покупать недоро­гие продукты. А ведь именно это желание стимулирует бизнес укрупняться с целью приобретения критической массы, необходимой для конкуренции. Разре­шить эту дилемму помогает франчайзинг.



    *«You've Got Mail» («Вам письмо»), реж. Нора Эфрон, США, 1998 — ремейк любимой американцами старой картины «Магазинчик за углом». В этом романе книжный магнат, владелец сети книжных торговых центров (Том Хэнке) и хозяйка маленького уютного книжного магазинчика для детей (Мег Райан) анонимно переписываются по электронной почте и влюбляются друг в друга, не подозревая, что в бизнесе они непримиримые конку­ ренты.


    Одним из шедевров маркетинга в ключе Простодушного является расцвет компании McDonald's — не только как исключительно успешного предприятия, но также и как прототипа для особого рода бизнеса. Ориентированный на детей и семью, McDonald's обещает радостное времяпрепровождение — вариант «самого прекрасного места». Арочный логотип McDonald's, перекликаясь с арками, сим­волизирующими ворота в Землю обетованную, провозглашает близость и доступ­ность «еды, людей и веселья». Для многих золотые арки McDonald's являются реминисценцией хорошо известной иллюстрации из учебников для воскресных школ, где изображены дощечки с десятью заповедями. Маловероятно, чтобы со стороны McDonald's Corporation это было умышленным напоминанием, но факт остается фактом: люди ассоциативно связывают арки на ее логотипе с архетипом Простодушного и верой в то, что если бы все мы соблюдали правила, то могли бы приблизить Эдем.

    В ресторанах McDonald's детей привлекают клоун Рональд Макдональд, дет­ские обеды «Happy Meal», яркие цвета в интерьере и игровое оборудование. Фи­лантропические мероприятия McDonald's также увязываются с желанием сделать мир чуточку лучше: в так называемых Ronald McDonald Houses («Дома Рональда Макдональда») детям и их семьям помогают справиться с серьезными заболева­ниями.

    В своем замечательном рассказе «Там, где чисто и светло» Э. Хемингуэй опи­сывает маленький парижский ресторанчик, в котором у него исчезало щемящее чувство одиночества и вспоминались лучшие страницы жизни. Хемингуэй гово­рит о знакомом многим желании убежать, хотя бы временно, от неопределенно­ сти и неясности жизни. Вот на это стремление и отвечает McDonald's. Рестораны McDonald's не только всегда светлые и чистые; они всегда предлагают одну и ту же пищу — во всяком случае, в континентальной части США. Клиента здесь не смущают огромным выбором. А основное блюдо — самое отождествляемое с Аме­рикой (не жареный цыпленок, как вы могли подумать): гамбургер.

    Простодушный любит предсказуемость и определенность. В любой точке Со­единенных Штатов вы точно знаете, что найдете в McDonald's: то же меню, тот же декор, те же особенности. В конце1940-хгодах братья Дик и Морис Мак-Дональ­ды поняли, что из-за быстрых темпов развития жизни американцам нужно и есть быстрее, и требуется возможность покупать пищу, не выходя из автомобиля. Кроме того, братья поняли, что клиенты захотят не только быстро есть, но и получать предсказуемую еду. Позднее создать и развить франчайзинг на эти фантастиче­ски успешные рестораны сумел Рэй Крок.

    По разумению Крока, франчайзинговый ресторан должен был стать вариан­том частного магазинчика. В идеале владельцами заведения должны были быть люди не богатые, но готовые положить жизнь и все сбережения ради удачного шанса; предпочтение отдавалось супружеским парам. Контроль качества стал внутренней религией компании. Пользователей франшизы обучали делать все совершенно одинаково. В результате сложилась ситуация на первый взгляд пара­доксальная, но вполне в духе Простодушного. McDonald's искала людей достаточ­но предприимчивых, чтобы с энтузиазмом вести собственный маленький бизнес, но не слишком инициативных новаторов. Они должны были быть готовы делать все одинаково, как предписано. Короче говоря, то были люди, захваченные често­любивой американской мечтой, но в то же время не жаждавшие перемен. Они должны были верить, что совершенный мир McDonald's уже изобретен и не нуж­дается в улучшении — во всяком случае, их усилиями.

    Хотя McDonald's платит своим сотрудникам не слишком много, эта компания дает возможность молодежи и иммигрантам получить работу и хорошие рабочие навыки — включая пунктуальность, качественное и, самое главное, предсказуе­мое обслуживание клиентов. Сотрудники — Простодушные любят точно знать, чего от них ждут, и в какой-то мере любят ощущать заботу со стороны менедж­мента. Нередко они ведут себя как послушные дети и готовы подчиняться и сле­довать правилам в обмен на некоторую разумную определенность в отношении рабочего места.

    Организация-Простодушный существует не только в форме франчайзинга, но и как многоуровневая маркетинговая структура вроде Amway и Mary Кау, в кото­рых честолюбивый торговый персонал поощряют приумножать собственный капитал, побуждая друзей и родственников не только покупать продукт, но и про­ давать его. Зачастую компания такого типа продает не только продукт, но и оче­видные ценности. Как говорит сама Мэри Кей: «Бог, затем семья, затем Mary Кау». И служащие готовы идти на огромный риск, поскольку верят в ценности компании и питают огромные надежды на успех, который является результатом постоянства и усердия.

    ПРОСТОДУШНЫЙ — МИСТИК

    Реклама продуктов приобретает более духовную тональность, а иногда испол­нена в насмешливой манере. Многим сегодня знакомы духовные практики, ко­торым человек следует всю жизнь ради достижения желанного просвещения. Но низший уровень Простодушного хочет результата без дисциплины и тяже­лого труда. Реклама кофе «Taster's Choice» говорит, как здорово выпить чашку кофе, сидя на песке: «Некоторые медитируют часами в поиске внутреннего по­ коя. Иные находят его мгновенно. Спокойствие. Невозмутимость. Уравнове­шенность. Все это прямо сейчас — приготовьте свежесть в своей чашке. Бога­тый, мягкий вкус "Taster's Choice"». Рекламодатели «Taster's Choice», конечно, не ждут, что потребители действительно поверят, будто чашка кофе равна го­ дам медитации. Но она в самом деле предлагает момент покоя, доступный те­перь и им. Чтение этого рекламного объявления может принести радость пони­ мания: «Возможно, в один прекрасный день я сделаю то, что будет достойно всеобщего внимания. А сейчас я могу остановиться, чтобы почувствовать аро­мат и вкус этого кофе».

    Люди сегодня устали. Темп современной жизни, энергия Героя, неутомимость Искателя не дают им покоя. Это значит, что ощущение духовности способна дать просто более размеренная жизнь. Буддийский монах Тхич Нхат Нанх, например, учит измотанных американцев замедлить темп жизни и чувствовать каждое ее мгновение. Реклама, адресованная Простодушному, должна быть медленнее и не столь жесткой, как та, что нацелена на Искателя. Аудиовизуально ей близки звуки природы, живопись импрессионистов, мягкость в выборе подходов и образов.

    ПРОСТОДУШНЫЙ — КЛИЕНТ

    Личность, в которой сформировался архетип Простодушного, привлекают опре­деленность, позитивные и обнадеживающие идеи, простые, ностальгические об­ разы, обещание искупления и спасения Простодушного. Она стремится к благу, что может выражаться в поиске «правильного» продукта, а также в выборе нрав­ственного поведения в противовес безнравственному и доброты в противовес жадности. Люди, которым в большой степени близко Простодушие, часто очень доверчивы, в некоторых случаях бессознательно зависимы и по-детски непосред­твенны. Они склонны верить властям и организациям, ожидая от них выполне­ния данных обещаний.

    Вместе с тем, относящиеся к архетипу Простодушного люди обладают способ­ностью к большой независимости от доминирующего общества. Если клиенты верят, что продукт или организация в состоянии выполнить райские обещания или что он(а) базируется на вечных ценностях, они готовы не согласиться с доми­нирующим обществом и его ценностями, чтобы пережить нечто, на их взгляд, бо­лее стоящее. Парадокс в том, что Простодушные — клиенты традиционны в обоих смыслах — в желании единения с ценностями прошлого и в своей готовности по­ жертвовать принадлежностью к большому обществу ради единения с ценностя­ми более непреходящими, чем те, которые они считают основами данного обще­ства. Примеры крайних форм Простодушного — это Амиш в Соединенных Штатах, фундаменталисты в любой религии и любом обществе, и люди, которые «бросают» подавляющую, ориентированную на достижения культуру, чтобы ис­пытать радость простой жизни.

    С другой стороны, жизненная суета и, как следствие, истощение энергии мо­гут подавлять Простодушных, поэтому некоторые из них могут демонстрировать низший уровень архетипа. Во многих потребителях Простодушие связано с опре­деленным нарциссизмом и детскостью. Клиенты сегодня нередко нетерпеливы и не любят ждать. Они хотят получать желаемое немедленно и тем способом, какой им нравится. Таким образом, особую важность приобретают скорость и превос­ходное качество обслуживания клиентов.

    Юные Простодушные обычно не любят людей, которые жалуются или зацикли­ваются на своих проблемах. По сути, им не нравятся те, кто заставляет их смотреть на неприглядную сторону жизни (не предлагая решения), включая корпорации, которые извиняются за свою неспособность быстро реагировать. Большинство сегодняшних потребителей-Простодушных ожидают, что они будут главной цен­ностью для корпораций: их желания — закон для корпораций.

    Простодушный —яростный противник любых сил, по его мнению, ответствен­ных за крах ценностей и уважения в современной жизни. Консерваторы обви­няют либералов. Либералы возлагают вину на консерваторов. Большинство Простодушных упрекает меньшинство, которое, в свою очередь, во всем винит расизм.

    Простодушные также склонны отрицать и не замечать проблемы, покуда те не нарастут как снежный ком, просто потому, что хотят, чтобы их жизнь была совер­шенной — прямо сейчас. Самый чудовищный пример такой позиции — нацистская Германия, где большинство населения — хорошие добрые люди — отказыва­лись признавать Холокост. В Соединенных Штатах аналогичными были ситуа­ции с истреблением бизонов и систематическим уничтожением цивилизации американских индейцев. Как подобная позиция влияет на торговлю? Она означа­ет, что Простодушный зациклен на себе и не проникнется чужой проблемой. На­ пример, сегодня многие потребители ждут совершенства от своих сделок с корпо­ративной Америкой. И если вы не реализуете эту их фантазию, они спокойно пойдут к другому продавцу. Вместе с тем клиенты, откликающиеся на призыв архетипа Простодушного, вероятно, будут лояльны бренду, обеспечившему им положительный опыт, просто потому, что, в отличие от Искателей, Простодушные любят предсказуемость больше, чем новизну. Простодушные могут, напри­мер, оставаться лояльными клиентами компании L.L. Bean, поскольку почти бе­зукоризненный сервис этой компании и представляемый ею образ безупречного магазина где-нибудь в штате Мэн не был «испорчен» корпоративной жадностью.

    Если сравнивать новых Простодушных с их «тезками» 1940-хи1950-хгодов, вы заметите разительные перемены. В40-50-еПростодушные были действитель­но простодушны — доверчивые, лояльные, даже не возражающие против высоко­ мерного тона рекламных обращений. В1960-епростодушие несколько усложни­лось. Движение хиппи за возвращение к природе отчасти питалось убеждением Искателя в ограниченности и материалистичности доминирующего общества. Простодушные в этом контексте подчеркивали важность качества продуктов и ручной выработки (не массового производства) вещей. К1980-мэнергия Просто­ душных обратилась на утопическое духовное движение «New Age». Некоторые его положения отражали незрелое стремление Простодушного к освобожде­нию — например, вера, что нас спасут инопланетяне или что на нашей планете действуют силы, которые автоматически, без участия человека, создают некую более духовную эпоху. Согласно более приземленным принципам «New Age», совершенный мир создается посредством изменения сознания. В этом контексте Простодушный набирается мудрости благодаря применению умений и способно­стей, полученных из разнообразия духовных традиций — от йоги до медитации и природных ритуалов.

    В1990-ег. надежды и мечты Простодушного фокусируются на двух возмож­ностях.Во-первых,на так называемой «проблеме 2000», которая, по прогнозам, могла вызвать крушение технологического и материалистического общества, за чем якобы последовало бы рождение более гуманистического и основанного на сотрудничестве общества; и,во-вторых,на культурной трансформации, опираю­щейся на технологические достижения, особенно на Интернет.

    В высказываниях разных людей о Всемирной Паутине и ее влиянии на нашу жизнь можно услышать влияние многих архетипов. Однако что касается Просто­ душного, его размышления обычно приобретают религиозный и утопический от­тенок. Маргарет Вертейм в своей книге «Жемчужные врата в киберпространство» цитирует Марка Песке:

    Начнем с объекта желания. Он существует, и существовал всегда, и останется навеч­но. Он привлекал внимание всех мистиков, ведьм и хакеров всех времен. Это Грааль. Мифология Священного Грааля подобна архетипу озарения. Откровение Грааля всегда есть личностный и уникальный опыт... Я знаю, — потому что слышал бессчетное коли­чество раз от множества людей во всем мире, — что этот момент откровения являет­ся общим элементом в нашем опыте как сообщества. Грааль— это наш прочный фунда­ мент1.

    М. Песке описывает первый опыт знакомства с киберпространством как «мо­мент откровения», как религиозное прозрение. Хотя это гиперболизированная ха­рактеристика, многие видят во Всемирной Сети потенциал для создания гармо­ничного и равноправного мира. С ее помощью единение может стать реальным, а люди узнают друг друга, невзирая на расстояния и национальные границы.

    Насколько нам известно, до сих нор не разработано схемы духовно-утопической индивидуальности бренда для Сети. Это обусловлено тем, что многие рас­сматривают ее как инструмент для реализации их самых возвышенных мечтаний о человеческом потенциале. Однако связанный с Интернетом бизнес может из­ влечь выгоду из эффекта рассеяния, обеспечиваемого сетевым соединением. Сеть дает нам бесконечные возможности для связи друг с другом, делая осуществимы­ ми мечты о единении. Как отмечает Вертейм, веками человечество верило, что жизнь телесная ослабляет дух. Взаимодействие в Сети — это коммуникация ис­ключительно между умами. Тело не имеет к ней никакого отношения. Оно может восприниматься как сосуд для духа или разума, свободных от физической реаль­ности. Такой подход также требует сложности, поскольку даже любителям про­стоты — Простодушным необходимо учиться использовать эти технологии и кон­тактировать с другими людьми, па них не похожими. Только тогда могут быть реализованы, хотя бы частично, любые из их утопических фантазий.

    Архетип Простодушного служит хорошей основой для индивидуальности брендов, которые:

    •дают довольно простой ответ на идентифицируемую проблему;

    •ассоциируются с добром, нравственностью, простотой, ностальгией пли детством;

    •имеют функции, ассоциирующиеся с чистотой, здоровьем или эффективностью — и при этом бесконечно воспроизводимые;

    •имеют цену от средней до низкой;

    •производятся компанией, исповедующей основные жизненные ценности;

    • желают дистанцироваться от продукта с подпорченной репутацией.

    ' Margaret Weriheim, The Pearly Gates of Cyberspace (New York: W. W. Norton & Co., 1999), p. 254. (Марк Песке (Mark Pesce), руководитель Interactive Media Program Университета Южной Калифорнии, первым начавший использовать VRML. Песке создал компанию но разработке роликов на VRML, назван eё blitcom.)


    Мы вовсе не хотим сказать, что стоим на пороге рая. Но специалисты по марке­тингу должны понимать: в людях живо желание рая земного, а это характеристика Простодушного, хотя он не так прост и наивен. Наблюдать историю сознания Простодушного в 1990-еможно, просто проследив, кому в это десятилетие доставались награды Американской киноакадемии. В начале девяностых победителем был «Форрест Гамп», затем «Титаник» (метафора угрозы конца цивилизации с наступ­ лением нового тысячелетия) и, наконец, «Красотапо-американски».Новый Про­ стодушный — здравомыслящий, скептичный и уставший. Но чем пресыщеннее люди, тем притягательнее Великая мечта. Простодушие не имеет отношения к ре­ альности; это способность не терять надежды.

    В «Красоте по-американски»главный герой осознает пустоту карьеры (по иронии, в маркетинге) и бросает ее, понимает патологию и несостоятельность своей семейной жизни и ищет спасения, швыряясь гамбургерами в ресторанефаст-фудаи испытывая вожделение кдевочке-подростку.В конце концов он об­ ретает типичное для Простодушного мистическое видение, осознав, что ему дос­ таточно простого удовольствия жить своей жизнью. Его глубокая благодарность за дар жизни — а также неожиданно высокая зрительская оценка фильма — сви­ детельствует о новом уровне современного Простодушного, способного видеть красоту жизни, даже замечая все ее несовершенство.

    (с)Марк М., Пирсон К. "Герой и бунтарь. Создание бренда с помощью архетипов"
  • Невинный
    Полезный, благотворный, чистый, честный, всепрощающий, достойный доверия, счастливый, оптимистичный, любит простые удовольствия


    Желание: ощутить рай, быть счастливым, обновление
    Цель: быть счастливым
    Страх: сделать что-то плохо или неправильно, быть наказанным
    Стратегия: делать правильно
    Слабость: скучные из-за наивной невинности
    Талант: вера и оптимизм
    Известен как: утопист, идеалист, традиционалист, наивный, святой, романтик, мечтатель
  • отредактировано Май 2017

    Архетипы: описание. Простодушный - почему он такой и как так вышло.

    В книге, о которой мы говорим (и будем говорить еще долго) с этого архетипа начата та часть, которая посвящена описаниям. Причина тому, как я уже и сказала, культурная разница. Мечтатель расскажет вам подробнее о ней, а я только еще раз повторю, что для европейской сказки (исключая немецкие сюжеты) ситуация, в которой герой сам, по собственной воле идет приключаться, не имея в том насущной и неотложной нужды, практически нереальна. Тогда как в русской сказке для этого достаточно просто... вырасти :) Вот так вот просто: перестать быть ребенком достаточно для того, чтобы папа с мамой помогли собрать котомку в дорогу и - вот он, весь мир, лежит перед тобой, неизвестный и прекрасный, весь твой.

    Кстати. Вы заметили, может быть, что я пообещала рассказать, как архетипы, во всем их многообразии, узнавать по внешнему виду на улице, и до сих пор ничего не сказала про это. Ну так вот - сказала. Просто положить себе в голову ту идею, что это тоже будет называться "выглядит" с непривычки сложновато, потому что есть же (ну у нас же русскоязычное культурное пространство) убеждение, что "выглядеть" делается затем, чтобы "предъявить себя". Так вот: не всегда это так. Иногда (как в случае Своего Парня) "выглядеть" делается затем, чтобы не отличаться от других Своих Парней. А иногда (как в случае Заботливого) "выглядеть" делается, чтобы не заметили. Потому что похвала за внешние данные - ничего не стоит, а вот за доброе сердца, трудолюбивые руки... ну, в общем, в ту сторону куда-то.

    Что же до Простодушного - он сам не выглядит никак. Зато! зато у него есть Котомка! Она же рюкзак, она же сумка, она же жилетка с карманами, в которых есть все вообще, или по крайней мере все, что может пригодиться.

    На самом деле есть там, разумеется, далеко не все, но самый необходимый минимум в подобных рюкзаках-сумках-карманах действительно водится. Иначе приключение, в которое он попадает неизбежно, закончилось бы, не начавшись. И важное отличие сюжетов "тут" от сюжетов "там" в том, что по сюжету "тут", кроме минимально необходимого для начала пути, в котомке (или прямо в руках) Простодушный несет то, что стало причиной начала приключения и то, с чем вместе родной дом для него оказался тесен и неудобен. А точнее, с чем вместе он оказался неуместен и неудобен в доме. И это нечто - как правило, какой-то процесс или какая-то идея - оказались причиной, по которой большой, хотя и не очень знакомый, мир стал более принимающим местом, чем дом. На первый, по крайней мере, взгляд.

    Итак, Простодушный - это человек с рюкзаком или багажной сумкой. И с еще какой-то фигней в этой сумке или прямо в руках, с которой он наверняка прицепится и к вам тоже, если вы окажетесь на его пути. Что еще о нем можно сказать?

    Вектор приоритетов - независимость. Что это значит? Это значит, что все, что человек делает, думает, выбирает и не выбирает, крутится вокруг того, чтобы он мог делать то, что он считает правильным, не встречаясь при этом с помехами и ограничениями. В рамках европейской парадигмы он будет, как Марк и Пирсон и написали, озадачен найти Рай, причем рай - это то место, где ему не мешают быть собой. В рамках той парадигмы, в которой мы с вами находимся (объединенные языком как средством общения) Простодушный озадачен найти тех, кто понимает его хотя бы настолько, чтобы не мешать доделать то, что он в руках держит, или додумать то, что он успел сказануть, прежде чем оказался за порогом, сам не поняв, почему и за что - а если повезет, то и тех, кто готов с ним вместе делать такое же, только больше масштабами.

    Маркеры успеха для ролей этого архетипа:

    -ПРОСТО СДЕЛАТЬ, И ВСЕ - то есть, с первой попытки, с одного подхода, получить результат, соответствующий постановке задачи - и не думать об этом больше вообще совсем.

    -БЫТЬ В ХОРОШЕМ НАСТРОЕНИИ - то есть, позитивным, доброжелательным, открытым и готовым встретиться с новой жизненной ситуацией не как с вызовом или испытанием, а как с игрой, развлечением, источником приятных воспоминаний и, возможно, каких-то дополнительных бонусов

    -БЫТЬ ЧЕСТНЫМ И БЫТЬ В ЧЕСТНЫХ ОТНОШЕНИЯХ - то есть, соответствовать ожиданиям встреченных новых людей, и встречать тех, кто соответствует ожиданиям, не сталкиваясь с разочаровывающими, агрессивными или унылыми, не готовыми откликнуться на приглашение к общению, людьми

    -ЧИСТОТА И ЗДОРОВЬЕ (только не тогда, когда ОН САМ должен их поддерживать, тем более, не дай бог, систематически)

    -ХОРОШАЯ РЕПУТАЦИЯ - в смысле полного отсутствия отрицательных оценок, безотносительно личных качеств, приоритетов, намерений и целей оценивающего.

    -НЕИСЧЕРПАЕМОСТЬ функции, ресурса, потенциала (крепко там сядьте) как признак ЧЕСТНОСТИ

    Самое несимпатичное, что только бывает в мире для них, это

    -необходимость сдерживаться, отказываться от вовлечения, от движения, от внутреннего побуждения к действию
    -негативизм, дурное настроение, отсутствие вдохновения и позитива
    -нежелание откликаться на приглашение к общению, к действию
    -сложности и ограничение на пути к цели
    -обязательные рутины
    -неотменяемые обстоятельства, препятствующие свободным активностям.

    Что до них самих, то самое страшное для них - это:

    -быть наказанным, непонятым, оцененным негативно
    -быть больным, слабым, неспособным к желательным активностям
    -быть несчастным и не иметь возможности утешиться в новом занятии, новом общении, новом сюжете
    -оказаться перед неизбежными последствиями или нерешаемой задачей (различия с этого ракурса видны плохо, если вообще видны)
    -видеть, как сюжет развивается в худшем из возможных направлений и не иметь возможности ни изменить события, ни покинуть ситуацию.

    А если коротко, Простодушный - это такой веселый и позитивный чудак с рюкзаком (или дорожной сумкой), который ищет то ли волшебную кнопку, на которой написано "сделать зашибись", то ли дверь в лето. И уверен, что обязательно найдет. Прямо завтра.

    Автор: knjazna
    Углубленная расшифровка рейв-карты: как Дизайн Человека влияет на вашу жизнь, и как этим пользоваться
  • А как вам кажется, агент Купер из Твин Пикс - этот архетип? Помните, как он восхищался соснами, пирогами и кофе в маленьких забегаловкой, вообще жизнью и простыми людьми в маленьком захолустном Твин Пикс.. мне показалось, это очень похоже на Простодушного
Войдите или Зарегистрируйтесь чтобы комментировать.
realfaq.NET - зеркало форума, где он будет доступен в случае причуд регулирования интернета в РФ Копирование материалов разрешается только с указанием прямой активной ссылки на источник!